Белорусская таможенная политика идет вразрез с Евразийским союзом

«Белорусская модель» противоречит «российской модели». Они принципиально
разные. Если возникают такие конфликты, как связанные с конфискацией
калининградской техники, то правомерно задаться неприятными вопросами. Ради
этого создавалась единая таможенная территория? Это конец ЕЭП? Это конец мечте
России о ЕАЭС?», — заявил белорусский экономист Леонид Злотников, оценивая
затянувшийся конфликт между Беларусью и Россией.

Злотников увидел в белорусско-российском споре вокруг калининградской
продукции более серьёзную проблему: «Окончательно похоронили Евразийский союз,
если происходят такие конфликты? Союзное государство создавали для взаимной
выгоды и устранения подобных конфликтов или для чего?».

По мнению белорусского экономиста, корень длящегося второй год конфликта
заключается в разном видении Евразийского союза Владимиром Путиным и
Александром Лукашенко: президент России исходил из приоритета развития на
конкурентной основе, а руководитель постсоветской республики считал неуместной
конкуренцию, ратуя за специализацию. В итоге Москва и Минск «разошлись не по
вопросу калининградской продукции, а разошлись в идеологии, в принципиальных
подходах», считает Злотников.

По мнению эксперта, несостоятельны заявления о том, что производители бытовой
техники и электроники из Калининградской области «убивают» белорусских
конкурентов. Злотников уверен, что два крупных белорусских завода, построенные
ещё при СССР — витебский «Витязь» и минский «Горизонт», деградировали вовсе не
под давлением российских конкурентов, а из-за особенностей «белорусской модели».

«Горизонт» убивается с конца 90-х — примерно с 1997 года он убыточен. В те
годы Александр Лукашенко назначил руководителем этого завода Владимира Семашко
— впоследствии вице-премьера. Семашко так и не добился «прорыва» — завод из
кризиса не вышел, — констатировал Злотников. — С конца 90-х «Горизонт» и
«Витязь» получали ежегодные субсидии в размере около $20 млн — большие по тем
временам деньги, покрывавшие затраты на 40% производимых тогда телевизоров.
Плотно сев на господдержку, в начале 200-х заводы пробовали производить
телевизоры под известными мировыми брендами, однако и это не помогло. Заводы
стали быстро терять конкурентоспособность, время оздоровления власти «проспали»
и последние четыре года официальная статистика демонстрирует быстрый спад
производства телевизоров в Беларуси».

Отметим, что Дмитрий Чемакин в своём интервью констатировал связь между
конфискацией российских телевизоров властями Беларуси и деятельностью
конкурентов в лице белорусского государственного холдинга «Горизонт»,
специализирующегося на выпуске телевизоров, печей СВЧ и другой бытовой техники.
«Налицо увеличение объёмов выпуска телевизоров «Горизонт» в этом году на фоне
падения объёмов производства калининградских компаний», — заявил министр
промышленности Калининградской области.

По мнению Злотникова, говорить о том, что калининградские телевизоры «убили»
белорусские — это значит не замечать, как белорусские телевизоры ранее
«убивали» российских конкурентов в Воронеже, Александрове и др. Затем начался
обратный процесс — российские телевизоры стали вытеснять «Витязь» и «Горизонт»
на белорусском рынке. И в таком развитии событий, считает белорусский
экономист, следует искать не «убийц», а причины, по которым белорусская отрасль
деградировала и для спасения её понадобились чрезвычайные меры.

«Сама модель управления экономикой погубила белорусские предприятия. Власти же
пытаются спасти то, что спасти невозможно», — констатировал Злотников.

По его мнению, те же причины, которые лежат в основе деградации белорусских
производителей телевизоров, наблюдались и в других отраслях. «Они были
характерны и для российской экономики — и в Беларуси, и в России сложная
продукция исчезала. Давайте вспомним, куда и почему подевались производители
советских ЭВМ — например, завод им. Орджоникидзе (Минский завод счётных машин).
Там же и по тем же причинам — минский приборостроительный завод им. Ленина,
перебивавшийся некоторое время производством соковыжималок и мясорубок», —
напомнил белорусский экономист.

Напомним, в 2014 году было отмечено несколько белорусско-российских торговых
конфликтов. В их числе — конфискация властями Беларуси бытовой техники и
электроники, поставлявшейся из Калининградской области в «большую Россию»
транзитом через белорусскую территорию. По версии госагитпропа постсоветской
республики, конфискованная и спешно проданная российская бытовая техника и
электроника якобы не производилась в западном российском регионе, а
поставлялась по контрабандной схеме из Азии через Калининградский порт. Ряд
экспертов усмотрели в такой практике месть официального Минска за
принципиальность Россельхознадзора в пресечении потоков продовольственной
контрабанды из Беларуси.

Похожие записи