Таможенный союз несет потери от серых схем

Несовершенство нормативной базы Таможенного союза (ТС) Беларуси, Казахстана и
России, по мнению экспертов, создает широкие возможности для экономических
преступлений – контрабанды, серых импортно-экспортных схем, незаконного вывода
капитала и коррупции. Проблемы в Таможенном союзе, констатируют аналитики,
возникают из-за разных целей участников этого интеграционного объединения

Окно в Европу

О размахе ущерба, который наносит экономике стран ТС применение серых схем,
заговорили после обнародования летом Центробанком России информации о размере
капитала, выведенного посредством фиктивных экспортных контрактов. Только за
2012 год через фирмы, зарегистрированные в Беларуси, из России вывели 15
миллиардов долларов, а через фирмы из Казахстана – 10 миллиардов. «Получилось
такое огромное окно в Европу. Ведь выведенные в оффшоры 25 миллиардов – это 45
процентов общего оттока капитала из страны за минувший год», – рассказал DW
старший аналитик ИГ «Норд-Капитал» Сергей Алин, ссылаясь на данные Центробанка.

Схема, которую используют злоумышленники, проста, поясняет эксперт. Оплата за
несуществующий товар, якобы поставленный в Россию из Беларуси или Казахстана,
проводится на основании товарно-транспортных накладных. При этом отследить
фактические поставки невозможно из-за отсутствия таможенного контроля.

Правда, в российское законодательство сразу же были внесены поправки,
разрешающие банкам отказывать в платежах по подозрительным сделкам даже при
наличии документов по ним. Но критерии отмены сделок по такому основанию могут
нанести ущерб и добросовестным российским компаниям, и добросовестным
экспортерам, полагает Алин.

По его словам, данные Центробанка свидетельствуют о том, что отток капитала из
России продолжается: только за 1 полугодие 2013 года выведено более 38
миллиардов долларов. Сколько денег при этом ушло с помощью серых схем, еще
предстоит выяснять. «Но если экспорт по-прежнему будет оформляться по данным
бумажных товарно-транспортных накладных, то ситуация не изменится», –
предупреждает Сергей Алин.

Точных данных нет

Российский политолог Андрей Суздальцев также привел DW примеры ухода от
налогов и уплаты пошлин в рамках ТС. Это, по его словам, ввоз в Беларусь
беспошлинного табачного сырья, сигареты из которого потом продаются в России
или контрабандно вывозятся в ЕС, а также поставки через казахстанскую границу
по сомнительным документам огромных партий обуви из Китая, которая затем
попадает на рынок Таможенного союза.

«Китайские чиновники указывают одну сумму, на которую поставлены товаров в
Казахстан, но в самом Казахстане показывается сумма в три раза меньшая», –
добавляет президент казахстанского Центра макроэкономических исследований Олжас
Худайбергенов.

Проблема в том, что нет также достоверной и открытой статистики о взаимной
торговле в рамках ТС, отметил Худайбергенов в интервью DW. О том, что
статистические данные в Таможенном союзе не являются точными, сообщала и
российская Федеральная таможенная служба (ФТС). По выражению Худайбергенова,
эта бесконтрольность порождает коррупцию.

«Союз монополистов и контрабандистов»

Глава минского Исследовательского центра Мизеса, белорусский экономист Ярослав
Романчук в интервью DW отметил, что нарушители легко избегают многих
препятствий, пользуясь несовершенством нормативной базы Таможенного союза.
Например, отмена таможенного контроля на границах между Беларусью, Казахстаном
и Россией и перенос его на внешний контур Таможенного союза с июля 2011 года в
целом облегчили транспортировку грузов внутри ТС.

Но при этом, напомнил Романчук, у Россельхознадзора не раз возникали сомнения
по поводу поставок молока и мясной продукции из третьих стран под видом
белорусских. Классическим образцом серого экспорта белорусский экономист назвал
использованную Минском схему вывоза за пределы ТС так называемых органических
разбавителей и растворителей. По разным оценкам, она нанесла ущерб бюджету
России на сумму от 1,5 до 2,5 миллиардов долларов.

Все опрошенные DW эксперты уверены, что схемы контрабанды и ухода от уплаты
налогов и пошлин в крупном размере вряд ли могли бы применяться без потворства
властей стран-участниц Таможенного союза. Поэтому Ярослав Романчук называет это
интеграционное объединение «союзом монополистов и контрабандистов».

Когда телега впереди лошади

«Надо было сначала подготовить нормативную базу ТС, а уж потом снимать
таможенные посты между государствами, но получилось, что телегу поставили
впереди лошади», – посетовал Романчук.

По его мнению, необходимо создавать единую электронную базу данных о движении
товаров на территорию и с территории Таможенного союза. При этом нормативные
акты ТС должны иметь приоритет над законодательством стран-участниц.

С тем, что противостоять серым схемам сложно из-за недостатка координации в
ТС, согласен и Андрей Суздальцев. Основной недоработкой Таможенного союза он
считает отсутствие единой таможни с пунктами по периметру внешних границ ТС,
где работали бы россияне, казахи и белорусы.

Но, подчеркнул Суздальцев, несмотря на то, что вопрос о едином таможенном
органе неоднократно выносился на обсуждение Евразийской экономической комиссии,
«в Астане и Минске на это реагируют болезненно, ссылаясь на нормы своих
национальных законодательств».

Проблемы в Таможенном союзе возникают на почве разных целей его участников,
уверен Суздальцев. По его словам, «Россия намерена создать мощное
интеграционное объединение на постсоветском пространстве, в то время как
Беларусь и Казахстан пользуются единым рынком для решения своих сиюминутных
экономических проблем».

Inotv.rt.com