Таможенный кодекс ЕАЭС с 1 января 2016 года не заработает

«С 1 января 2016 кодекс работать не будет, это было ясно еще в мае», — заявил
Геннадий Шестаков, председатель Ассоциации таможенных брокеров Казахстана, член
рабочей группы по Таможенному кодексу (ТК) ЕАЭС, комментируя ситуацию с
переговорами по документу. Он отметил, что на сегодня «объем расхождений — это
десятка три существенных вопросов, которые будут касаться порядка сотни статей».

Шестаков отметил, что сегодня Казахстан подходит к переговорам по Таможенному
кодексу ЕАЭС, имея в активе пятилетний опыт жизни с таможенным
администрированием в рамках Таможенного союза: «Мы уже в 2009 году говорили,
что мы вернулись в 2000-й год, потому что наш Таможенный кодекс был
прогрессивнее, чем ТК Таможенного союза. Но его приняли, и в итоге мы получили
таможенное администрирование непрозрачное, непрогнозируемое, и для нас это было
ухудшение ситуации».

«Что Казахстан сейчас против наднациональных таможенных правил — это не совсем
правильная подача, — считает Шестаков. — То, что мы теряем, если не договоримся
о включении необходимых норм в ТК ЕАЭС, у нас было достаточно хорошим. У
партнеров по переговорам этого не было. Поэтому достаточно сложно идут
переговоры. Вот, пытаемся рассказать это друг другу, и по ряду проблем у нас
наступает недопонимание, стараемся найти грань между разумным контролем и
либерализацией для законопослушных предпринимателей».

Среди спорных вопросов Геннадий Шестаков выделил самый, на его взгляд,
общепонятный — этоправо декларанта на ошибку.

«Эта норма принята во всем мире и в Казахстане тоже действовала — до 2010
года, когда мы вступили в Таможенный союз. Тогда в Таможенный кодекс ТС это не
вошло. И сейчас, несмотря на неоднократные попытки, внести в ТК ЕАЭС это тоже
не получается», — говорит собеседник.

«Любой казахстанец, когда заполняет налоговую декларацию, может потом внести в
нее изменения сколько угодно раз. При этих изменениях налоги могут или
добавляться или сокращаться, но меня как налогоплательщика налоговая служба за
это не наказывает. В таможне такое положение в Казахстане перестало
существовать по тем же налогам, и, начиная с 2010 года, последние пять лет
внесение изменений стало наказываться, даже если изменения никак не влияют на
поступления в бюджет. Раньше, если изменения были связаны с доплатами, мы
делали корректировку по таможенной стоимости, доначисляли какие-то платежи,
пеню, если она возникала, и опять же нас не наказывали, потому что мы
добровольно это делали. Но с 2010 года, как появился Кодекс ТС, любое изменение
в таможенной декларации уже влекло наказание, — вспоминает Шестаков. — В нашу
практику эта норма вернулась с лета 2015 года, но эта практика нужна для всех
стран».

«Если товар идет из Китая, Узбекистана сразу через границу Казахстана — это
один вопрос, а если через территорию ТС, с Дальнего Востока, из Европы — это
все идет через Россию — это уже другая ситуация для меня как для казахстанца.
Потому что норма, принятая в Казахстане, не будет распространяться ни в России,
ни в Белоруссии, ни в Армении или Киргизии. Если у меня какая-то ошибка будет в
перемещении товара на территории на границе, например, ТС (а конкретно России)
и Евросоюза, то меня уже будут наказывать, даже если исправлена одна какая-то
буква или одна какая-то цифра, которая ни к каким последствиям не ведет», —
говорит эксперт.

Собеседник отметил еще один проблемный вопрос — Институт уполномоченного
экономического оператора: «Мы оговорили, что уполномоченными операторами может
быть вся околотаможенная сфера, то есть не только получатели — экспортер и
импортер, но и таможенные представители, и перевозчики, и другие субъекты
логистики, занятые в перемещении товаров, грузов. Сейчас категорийность этих
лиц уже есть, но критерии, по которым мы бы хотели работать в общих нормах,
пока находятся в обсуждении».

Мнение же о том, что для принятия ТК ЕАЭС «нужна будет политическая воля и
толчки и пинки этому процессу», которое высказал директор департамента
таможенного законодательства и правоприменительной практики Евразийской
экономической комиссии Дмитрий Некрасов, казахстанский эксперт не разделяет.

«Лучше, конечно, достигнуть какого-то консенсуса эволюционным путем, без
политического решения или, тем более, давления», — считает Геннадий Шестаков.

Он также добавил: «Выход я вижу в том, чтобы выбирать из имеющихся норм более
либеральные и их формализовывать».

Напомним, директор департамента таможенного законодательства и
правоприменительной практики Евразийской экономической комиссии Дмитрий
Некрасов сообщил, что по 250 поправкам к проекту ТК ЕАЭС на момент последнего
заседания рабочей группы насчитывалось порядка 125 разногласий между странами.
Он подчеркнул, что «часть из них носит принципиальный характер, а часть, по
большому счету, — упрямство и зажатость экспертов некими установками». В этой
связи он высказал мнение, что «нужны политические решения, политические
развязки».

Похожие записи