С руководителем «Максилога» Александром Сологубовым мы встретились на
бизнес-конференции РБК в Swissotel Красные холмы. Условились повидаться и
поговорить «о делах наших скорбных» сразу после нее. Что ж, сказано – сделано:
встретились и устроили «разбор полетов» аккурат на тему конференции – рецессии
и антикризисных мер.

Александр, в последнее время на различных бизнес-форумах, в том числе на том,
на котором мы с вами так удачно для меня столкнулись, частенько звучит прогноз,
который лично мне кажется скорее молитвой: в условиях кризиса все больше и
больше компаний будут отдавать свою логистику на аутсорсинг. Давайте попробуем
разобраться, так ли это и, если да, то почему.

— На мой взгляд, это похоже на правду. Во всяком случае, предпосылки для
передачи логистики на аутсорсинг действительно есть. Очевидно, что
логистический аутсорсинг – более эффективная вещь, нежели выстраивание
собственных логистических процессов. Есть так называемая сфера ключевых
компетенций. И это очень важное понятие, которое начало формироваться еще со
времен Генри Форда, когда он дистрибуцию своих автомобилей отдал дилерам. Он
сказал: «Я не хочу этим заниматься, торговля – это не моя компетенция, я хочу
сосредоточиться на производстве качественных, дешевых автомобилей, а торговлей
пусть занимается кто-то другой, тот, кто умеет продавать, мне это не
интересно». Содержание собственной логистической инфраструктуры – это тоже
распыление компетенций.

Это было очевидно и до кризиса, однако мы знаем, что, тем не менее, у четырех
из пяти российских компаний логистика в инсорсинге.

— Да, это так. И большинство этих компаний к настоящему времени успели
обзавестись не просто собственными, а совершенно избыточными логистическими
мощностями. Ну, есть у вас какой-то только ваш и больше ничей транспортный цех.
Если имеется возможность его оптимально загрузить – это хорошо, поздравляю. Но
при широкой географии и каких-то сравнительно небольших потоках получается, что
у вас будет сидеть отдел, который занимается таможенным оформлением, будут
сидеть люди, которые занимаются внутрироссийскими перевозками, отдельно
автомобильными, отдельно железнодорожными, затем специалисты по международным
перевозкам и так далее.

Если вы озаботились собственным складом, собственным автотранспортом, у вас
неминуемо возникнут избыточные производственные мощности и людские ресурсы. В
«жирные» годы вы на это смотрели сквозь пальцы, а в условиях кризиса все это
перестает быть набором более или менее полезных инструментов и оказывается
очевидным бременем. Это веская причина задуматься, зачем вам все это надо?

Вполне.

— Идем дальше. Чем отличается логистический оператор? Он объединяет многих
клиентов, в результате чего обеспечивается бесперебойность транспортных
потоков, потому что всегда есть объем. Обеспечивается тот самый принцип just in
time, то есть точно в срок. И второе – равномерная загрузка логистических
мощностей.

Представьте, что вы работаете на клиента, на какое-то одно предприятие. Вам
нужно разместить на своем складе определенное количество кубов, и вдруг вы
обнаружили, что места для груза в данный момент на складе нет. Вам нужно искать
склад, заключать договор, одним словом, как-то этот груз размещать. Всегда в
подобных ситуациях вы и в мобильности, и в затратах будете проигрывать
логистическому оператору, потому что у него на все на это есть готовые решения.
Или вдруг вы всю жизнь работали с Италией, а тут у вас появился поставщик
аналогичной продукции из Китая. Вам ее там надо забирать, консолидировать,
выстраивать экспортные цепочки и так далее. Вы быстро это сделать не сможете.
Вы отправите своего человека в командировку в Китай, чтобы он там чего-то
разведал, разнюхал и пощупал. Нет никакой гарантии, что в результате этой
разведки ваш груз вообще доедет до места назначения. У развитой логистической
компании на это есть уже готовый ответ.

Обратная ситуация: появился у вас новый покупатель, этот покупатель находится,
например, в Иркутской области. Вы никогда не выстраивали отношений с
железнодорожными перевозками на Иркутск, для вас это дело новое, неосвоенное.
Кто будет выгружать, кто будет экспедировать? У вас нет готового ответа на эти
вопросы, вы должны будете выехать в Иркутск или каким-то другим образом
связаться с местными компаниями, заключить договоры под какого-то одного, может
быть, разового клиента. А у логистической компании есть готовые решения на эту
тему. Вот в этом плане логистический аутсорсинг дает плюс.

Это тоже было понятно и до кризиса, так почему же в таком случае логистический
аутсорсинг не развивался? Каковы причины?

— Причину номер один можно назвать «верой в завтрашний день». Еще совсем
недавно, в условиях роста рынка, который имел место, наши ритейлеры,
производители, дистрибуторы и прочие могли себе позволить содержать избыточные
логистические мощности, им рентабельность позволяла. Они рассуждали примерно
так: пускай мы под одного клиента сделаем чего-то там в Иркутске или чего-то
там в Китае, а завтра у нас там будет не один клиент, а десять клиентов, мы
завоюем этот иркутский рынок. Или же завтра у нас будет пять поставщиков из
того же самого Китая, и мы можем себе позволить там какую-то структуру
устраивать. Сейчас, когда налицо обратная ситуация, то есть сокращение объемов
и снижение рентабельности, компании не могут себе позволить содержать
избыточную логистическую инфраструктуру – они уже не прогнозируют завтрашний
«шоколад» и небесную манну, потому что знают, что ничего подобного не будет.

Будем считать, что одной тормозящей причиной стало меньше, хотя от этого
как-то не очень радостно.

— Переходим ко второй причине. Давайте вспомним о том, что в России
отсутствуют инструменты долгосрочного инвестирования. Раз так, то куда торговая
компания будет вкладывать денежку? Ну, наверное, в сферу своей ключевой
компетенции. Вот они сидят и думают: чем мы занимаемся? Мы торгуем. Тогда
давайте капитализировать прибыль в нашей же сфере. Давайте построим склад,
давайте купим сто грузовиков и построим свой распределительный центр в
Новосибирске. То есть эти вложения в недвижимость, вложения в транспортные
средства представлялись наиболее эффективными, так как лежали, как казалось, в
сфере ключевой компетенции торговых компаний.

Кроме того, если мы сравним торговую и логистическую компании с точки зрения
доступности для них финансовых инструментов, то увидим, что доступ к финансовым
ресурсам для торговой компании всегда был проще. Для нее была открыта в банке
кредитная линия на миллионы долларов, у нее имелась история долгосрочных
взаимоотношений с кредитными организациями. Ее обороты несопоставимы с любой
логистической компанией.

Сервис у логистов пока слабоват, и клиенты, будем смотреть правде в глаза,
решатся на аутсорсинг уж точно не из-за того, что он мгновенно и многократно
улучшится – особых прорывов здесь ждать не приходится

Чем характерен нынешний кризис? А тем, что доступ к финансовым ресурсам сейчас
отрезан. Значит, капитализировать прибыль в виде недвижимости, транспорта,
какого-то складского оборудования сейчас никто не станет торопиться, потому что
«оборотки» у компаний уже не хватает и еще долго будет не хватать.
Следовательно, в кризис не стоит ожидать никаких капитальных инвестиций, в
планах компаний уже не окажется наращивания собственных логистических мощностей
– того, чем они занимались, когда у них был легкий доступ к финансовым ресурсам
и желание капитализировать прибыль, заработанную в основной сфере. Еще одна из
причин «любви» клиентов к инсорсингу – то, что зачастую компетентность наших
логистических компаний, честно говоря, не очень высока. На рынке довольно много
непрофессионалов, стоит острейшая проблема с кадрами. Если мы возьмем
исследования того же HeadHunter, который их проводит регулярно, то мы увидим,
что у претендентов на поиск работы логистическая отрасль по популярности
находится в самом конце. Понятно, что большой кадровый голод в отрасли
неизбежно сказывается на качестве услуг. К сожалению, эта ситуация во время
кризиса в лучшую сторону, наверное, не изменится. Сервис у логистов пока
слабоват, и клиенты, будем смотреть правде в глаза, решатся на аутсорсинг уж
точно не из-за того, что он мгновенно и многократно улучшится – особых прорывов
здесь ждать не приходится.

Значит, улучшение качества услуг не может стать причиной, по которой компании
обратятся к аутсорсингу?

— С другой стороны, логисты, конечно, будут стараться.

Но старание – это все же не причина того, чтобы кто-то пришел и сказал: «Я
закрываю свое и отдаю все вам».

— Нет, не причина, но об этом позже. Существует еще одна причина, по которой
аутсорсинг не очень популярен – это традиционная закрытость бизнеса. Никто не
хочет в свое дело запускать ни логистов, ни кого бы то ни было еще. Безусловно,
есть открытые компании, но они в явном меньшинстве. Остальные в силу
сформировавшейся в России бизнес-среды, когда никто никому не доверяет, очень
неохотно пускают посторонних в свои бизнес-процессы. Поэтому, например, в 4PL,
то есть во внедрение, по крайней мере, в ближайшее время, общих с клиентом
автоматизированных систем, я не верю. Я не слышал, чтобы кто-то таким образом
работал у нас в логистике. Вообразите: вы пришли в стороннюю компанию и
работаете в единой информационной среде. То есть вам все раскрыли, все показали
и всюду пустили. Это утопия. Тотальное недоверие – один из ключевых факторов
сдерживания аутсорсинга в логистике.

Разве в кризис уровень доверия увеличивается?

— Нет, он еще больше снижается. Пример «Автотрейдинга» – вот он, совсем
свежий. Это был крупнейший игрок на рынке сборных грузов. Сейчас грузы клиентов
лежат на складах в Красноярске, в Хабаровске, и владельцы складов их не отдают,
грузы задержаны в качестве оплаты за аренду. На таких примерах доверия не
заработаешь.

Итак, повышения уровня доверия не ожидается. Для улучшения сервиса предпосылок
нет…

— Да, все верно, однако от избыточной логистической инфраструктуры и связанных
с ней расходов компании будут избавляться все равно – стремление к оптимизации
затрат перевесит все прочие резоны.

Расскажите, как кризис повлиял на рост преступности? Обычно в смутные времена
она растет.

— До 2014 года у «Максилога» не было ни одной кражи. В 2014 году их случилось
три. Слава богу, мы не возим наиболее «кражеемкие» грузы, такие, как, например,
мясо, перевозки которого страховые компании даже не страхуют, или электронику –
словом, такие грузы, которые можно быстро и сравнительно дорого и безопасно
продать. У нас, конечно, не репрезентативная статистика, но я считаю, что
криминогенная обстановка сильно ухудшилась. Тут, как мне кажется, должно
значительно более эффективно работать государство, но на практике происходит
следующее: страховая компания, согласно требованиям Росстрахнадзора, должна в
случае кражи возмещать ущерб только при наличии либо постановления о
возбуждении уголовного дела, либо постановления об отказе в возбуждении
уголовного дела.

Правоохранительные же органы ведут себя очень интересно. Ну, представьте себе
условную перевозку Москва – Санкт-Петербург. Произошла кража где-нибудь в
Тверской области, например. Понятно, что вора, который на ходу срезал тент или
на стоянке что-то украл, полиция, скорее всего, уже не найдет – нашим
полицейским тяжело раскрывать подобные преступления. Поэтому они изо всех сил
стараются «замотать» такие дела с тем, чтобы никакого процессуального решения
не было вынесено. В нашем случае кража была обнаружена в Санкт-Петербурге, при
выгрузке – пропало несколько паллет с SIM-картами. Вот тут и начался цирк: мы
подали заявление в полицию, на это ушло три дня, и даже потребовались услуги
адвоката. Наконец заявление все же было принято, и мы получили полагающийся по
такому случаю корешок. Через десять дней мы поинтересовались, где
постановление, и услышали в ответ: «А это не к нам вопрос, мы все документы
отправили по месту предполагаемой кражи в Тверскую область». Ок, в Тверскую так
в Тверскую. Едем туда. Местные правоохранители клянутся, что отправили
документы в Москву, мол, пусть в столице выносят постановление. А в Москве на
вопрос, где постановление, нам отвечают: «Как, где? В Питере. Кто вам корешок
давал, тот пусть и расхлебывает». Мы в прокуратуру, они нам в ответ: «В
действиях сотрудников никаких нарушений не усмотрено». И в итоге никакой
страховой компенсации мы не получили.

То есть государство, с одной стороны, в лице Росстрахнадзора говорит
страховщикам: «Вы обязаны требовать, иначе это будет нарушение!», а с другой
стороны, в лице правоохранительных органов просто существует в каком-то своем
мире, с остальными мирами никак не взаимодействующем.

А сюрвейера вы вызывали?

— Никакой сюрвейер не победит МВД России.

Забавная история, но есть предложение закончить разговор чем-то более
позитивным.

— Нет возражений. Подводя итог нашей беседы об аутсорсинге, хочу сказать
следующее: на мой взгляд, доля логистического аутсорсинга в России, несмотря на
не очень качественный сервис по сравнению, например, с США, несмотря на низкий
уровень доверия, все-таки будет расти. Думаю, это достаточно позитивный финал.

www.logirus.ru