Звонок из вражеской страны

Ситуация из жизни. Сотрудник одной латвийского предприятия позвонил
потенциальному клиенту в Питер и был в самом прямом смысле слова послан. Даже
договорить не дали, на условиях анонимности рассказал он Rus. lsm. lv. Немного
опешив от такого приема, он перезванивает по тому же номеру, вежливо просит
связать с кем-то из руководства. Но оказывается, в первый раз никто не чего не
напутал. «Я же сказал: иди на …! », — слышит он в трубке раздельно, с
расстановкой, произносимые три русские буквы. Конец связи.

Упорный сотрудник набирает номер другой компании в Санкт-Петербурге. Там у
него происходит уже другой разговор: «Откуда ты? Из Латвии? Слушай, а что вы
там у себя грузы не возите? Чего вам от нас надо? ». Звонящий вежливо объясняет:
вся наша страна — размером не с самую крупную российскую область и потому
логично, что отрасль ищет возможности сотрудничества с ближайшими соседями.

«Ну, а если вам так надо, что вы все время на нас наезжаете, жизни все время
учить пытаетесь? Нет-нет-нет, не будет от меня никаких заказов! »

Несколько огорченный приемом сотрудник спрашивает: почему? может, откуда-то
«сверху» пришла какая-то разнарядка? «Да нет никакой разнарядки. Это моя
гражданская позиция: я лично никаких дел с вами иметь не хочу и не буду». Конец
связи.

Эту историю сотрудник рассказал Rus. lsm. lv в ответ на просьбу описать ситуацию
в латвийской транзитной отрасли и, в частности, ее отношения с нашим восточным
соседом.

«Те россияне, у которых уже налажено какое-то сотрудничество с латвийскими
партнерами, воспринимают нас вполне адекватно. Они тут сами бывали, общались с
нашими предпринимателями, у кого-то из них, может, домик здесь прикуплен – с
ними подобные ситуации едва ли возможны.

Но посмотрите российское ТВ, почитайте российские газеты и представьте себя на
месте российского бизнесмена, у которого с Латвией — враждебной, как говорят,
страной — не было никаких контактов. И вот звонит вам кто-то из этой самой
враждебной страны и предлагает какие-то услуги. Станете углубляться в детали
или сразу пошлете подальше? »,— прокомментировал Rus. lsm. lv ситуацию
председатель Латвийской ассоциации логистики Нормунд Круминьш.

Особое отношение

Других представителей отрасли, с которыми удалось пообщаться Rus. lsm. lv, в
разные места не слали, но некоторые из них сталкивались с другими сложностями,
которые в нынешние времена трудно не связать с геополитической обстановкой.

«Мы возим алкоголь на Москву. А склад находится рядом с МКАДом. По МКАДу
грузовикам разрешено перемещаться только ночью, но иначе, чем проехав по нему
100-200 метров, на выгрузку не попасть. То есть формально фуры, проезжая этот
кусок днем, нарушают правила, но до сих пор дорожная полиция относилась с
пониманием. А тут на позапрошлой неделе мои ребята растаможились, едут на
склад. Их догоняют с мигалками: вы тут, ребята, по МКАДу ездите, с вас штраф 5
тысяч рублей (80 евро — Rus. lsm. lv). Мои объясняют: посмотрите — на склад
по-другому никак не попасть. Им отвечают: а нам плевать — нам дали команду
проявлять к вам, латвийским, повышенное внимание»,— рассказал Rus. lsm. lv Петр
Вид из Jaks Logistics.

«Недавно мой коллега послал машину на загрузку в Таллин. А поскольку загрузка
из третьей страны, он открыл CEMT (специальное разрешение на перевозку грузов
между странами-участниками соглашения Европейской конференции министров
транспорта, — Rus. lsm. lv ) и отправил машину на Питер. На российской стороне
где-то под Новгородом его останавливают. Начинают проверять документы. Почему?
«Потому что CEMT открывать надо было в Риге, а у тебя открыт в Таллине.
Нарушение. Поэтому выписываем сейчас штраф на 200 тысяч (3250 евро) и пусть
твой босс везет трехстороннее разрешение на перевозку». То есть прицепились к
букве. Коллега бросается в нашу Дирекцию автотранспорта, там ему говорят, что
трехсторонних разрешений нет и в этом году больше не будет. Откопал у себя еще
один CEMT, машину вызволил, но штраф заплатить пришлось. И тоже сказали, что к
латвийским номерам сейчас отношение особое», — припомнил П. Вид еще одну свежую
производственную драму.

Что литовцы, что латвийцы

Его коллегу, Владимира Бутанова из ATEK, геополитика настигла с другой
стороны. Так сказать, с тыла.

«У литовских перевозчиков в России проблемы возникли еще в прошлом году. И
вот мне недавно говорят в одной российской фирме: вы знаете, наше швейцарское
начальство не хочет с вами работать, потому что на вас вроде бы ограничения
распространяются. Я объясняю, что ограничения относятся к литовцам, а не к
латвийцам. Извините, говорят, швейцарцам все равно: они знают, что у кого-то из
прибалтов проблемы с россиянами, а им проблемы не нужны»,— сообщил он
Rus. lsm. lv.

Терпят из последних сил

Пока подобные истории все-таки проходят по категории «отдельные случаи»: в
основном латвийские транспортные фирмы прекрасно работают с московскими,
питерскими и другими клиентами. Но и и без непосредственного влияния
геополитики компаниям, тесно связанным с российским направлением, приходится
несладко. Особенно, если латвийское предприятие обслуживает российский
импортный поток. До сих пор он служил основным источником дохода для
большинства наших автоперевозчиков и множества экспедиторов, но с 2014-го или
даже с осени 2013-го он, отзывам предпринимателей, становится все мельче.

В нынешнем году этот спад заметен и в статистике российских портов на Балтике.
Так, за 5 месяцев 2015-го в Санкт-Петербурге перевалили 8,3 млн тонн
контейнерных грузов или 83% от объема за аналогичный период 2014-го, объем
рефрижераторных грузов (к ним, в частности, относится разнообразная пищевая
продукция) составил 65% от прошлогоднего; контейнеров стало меньше и в мощной
Усть-Луге, и в Калининграде. Из-за этого страдают и российские перевозчики, ну
а наши, как говорят, терпят уже из самых последних сил. По разным прогнозам,
довольно-таки массовый их вылет из бизнеса начнется то ли в декабре, то ли в
сентябре. Если, конечно, рынок вновь не оживет. Впрочем, на это никто, похоже,
всерьез не рассчитывает.

Кирилл Резник-Мартов
LSM. lv