Вот смотрите: на первый взгляд, склад как склад – ничего особенного. 5 тысяч
палеттомест, открылся в 2013 году под одного клиента – Nescafe Dolce Gusto.
Затем подтянулись остальные. Одним словом, стеллажи и скука. «И мертвые с
косами стоять. И тишина».

Помимо зоны паллетного хранения, есть в этом огромном помещении унылый по
своей атмосфере мезонин, ну, и поскольку это все-таки не просто склад, а
фулфилмент-центр, имеются зона поэкземплярного хранения и зона комплектования
заказов. На всех участках, вместе взятых, мне встретились примерно полтора-два
человека. «И некому руку подать».

На мезонине, действительно, обстановка вполне безрадостная – тут формируются
заказы на смартфоны Huawei. Под прицелом нескольких видеокамер, между прочим. В
общем, как говорил Карлсон, гордой юной деве ни потанцевать, ни повеселиться.
Тем более не пошалить. На предпраздничную атмосферу не похоже.

Из 18 доков работа идет только у одного – привезли обувь из Zenden. Она,
конечно, не стоит, она движется (имеется в виду работа, а не обувь, конечно),
но как-то неторопливо и, что еще важней, без по-первомайски горящих глаз.
Короче говоря, тоже не мой участочек.

И в зоне комплектования я бы трудиться не стал – ни с душой, ни из-под палки.

Тут даже поговорить о выполнении плана переупаковки смартфонов Yota или
спутниковых тарелок МТС не с кем. А если бы и было с кем – тема меня как-то не
вдохновляет.

Один-одинешенек, стоит себе представитель недавно переехавшего сюда торгового
онлайн-центра Wikimart и сиротливо копается в последствиях переезда – а вдруг
найдется что-то еще годное для продажи? Горемыка.

Правда, директор по операциям Дмитрий Овсянников (он слева) улыбается и,
очевидно, находится в хорошем настроении. Ему не скучно. Ну, так это он в
столовой.

И даже когда я попал в зону освобожденного, райского и счастливого труда, то
понял это не сразу – ну, коробки какие-то, чему радоваться?

Однако вот я потихоньку углубился в зону поэкземплярного хранения…

… и что же я там увидел? Я увидел бластер, стреляющий на расстояние до десяти
с половиной метров! Согласитесь, с бластером работать уже гораздо веселей, чем
без него.

А в соседней ячейке – самокат! На самокате, да с бластером – можно и без
выходных трудиться, а?!

Тут же машинки и собачки. Машинки, между прочим, ревут моторами, а собачки
лают. Неважно, чем, предположим, что мордами. Главное, что скучать ни те, ни
другие точно не дадут.

А если я устану гонять на самокате и стрелять из бластера? Не страшно –
присяду, отдохну на горшке, поглажу мимимишного розового щенка.

А отдохнув, пущусь вскачь на лошадке.

Или на этой лошадке.

Или хотя бы на такой лошадке. Лошадок в фулфилмент-центре СПСР – хоть пруд
пруди.

Но машинок – еще больше! Прямо как у Карлсона в его рассказах Малышу — сто
тысяч паровых машин! Главное – не забыть проверить их предохранительные клапаны.

И даже экскаваторы есть. Копай!

Короче, я бы катался, на чем захочу, а мне бы за это платили настоящие
денежки. И мне даже было бы на чем их подсчитать.

А когда бы я заработал достаточно, я бы смог завести себе семью.

И какое-нибудь милое домашнее животное.

Или даже такое домашнее животное.

Вот вроде бы и лицо у меня очень серьезное, и Овсянников с Жуковым говорят про
баркоды и требования клиентов…

…но на самом деле мне интересней послушать, что скажет вот этот говорящий
друг. А для этого надо всего лишь устроиться работать в фулфилмент-центр СПСР.
Интересно, возьмут? Если да, то я наконец-то найду место, где праздник и труд
ежедневно сосуществуют и совершенно не мешают друг другу.

Олег Тузиков, www.logirus.ru