Автоперевозчики Беларуси: урон от санкций России идет по нарастающей

В каждом конкретном случае масштаб потерь измеряется разными суммами, но
снижение цены фрахта (тарифа на автоперевозки), затронуло всех без исключения.

Слагаемые ущерба

Из-за внезапного введения санкций много машин белорусских автоперевозчиков
застряло на границе и таможне.

Если погрузка и оплата таможенных сборов была осуществлена до 7 августа, товар
в Россию пропустили. Но в ряде случаев перевозчик вынужден был реэкспортировать
груз, так как не все, кто успел загрузиться до 7 августа, провели полностью
платежи, связанные с пересечением границы, рассказывает Александр Тищенко,
владелец УП «Тищенко». Его коллеги по бизнесу говорят, что урон несут от
простоя машин с грузом и без такового, из-за разрыва контрактов и поиска новых,
снижения цены фрахта, временных и организационных затрат на освоение новых
сегментов рынка и соответствующей логистики, потерь из-за сбоев на новых
маршрутах.

А также из-за того, что у большинства новых партнеров не отлажена система
погрузки, а сами маршруты длиннее, что увеличивает время в пути со всеми
сопутствующими обстоятельствами. В каждом конкретном случае масштаб потерь
измеряется разными суммами. Как сообщил DW замгендиректора Белорусской
ассоциации международных автомобильных перевозчиков (БАМАП) Николай Верховец,
всего в Беларуси 1700 автомобилей-рефрижераторов, но какой ущерб понесли их
владельцы, сказать невозможно. В Минтрансе же пояснили, что автоперевозчики —
частные фирмы и не обязаны отчитываться о своих грузах, количестве работающих
водителей и направлениях перевозок, а потому и судить о потерях в ведомстве не
могут, и официальной статистики нет.

Падение цены фрахта затронуло всех перевозчиков Если большинство
вышеперечисленных слагаемых ущерба касается автоперевозчиков, занимавшихся
поставками ныне запрещенных продуктов из ЕС в Россию, и степень их ущерба
зависит от вовлеченности в этот бизнес, то снижение цены фрахта (тарифа на
автоперевозки), затронуло всех без исключения, сетует Вячеслав Пастернакович,
начальник отдела перевозок российско-белорусского СП «Вест-авто». Снижение
тарифов, поясняет Александр Тищенко, произошло, во-первых, из-за внезапно
возникшей на рынке высокой конкуренции грузоперевозчиков: Россия — огромный
рынок, который вдруг перестал существовать для многих европейских
производителей продуктов и — соответственно — для автоперевозчиков. Во-вторых,
автоперевозчики, парк которых состоял из рефрижераторов, где в принципе более
высокая цена фрахта, вклинились в сегмент тентовых перевозок, где тарифы и так
ниже, а сейчас упали еще. Так, если до введения эмбарго за рейс из польского
Лемборка в Москву фирма «Тищенко» получала 2400 евро, сейчас — 2000. Рейс
«Вест-авто» из Германии в Россию раньше стоил 3300-3500 евро, сейчас — на 800
меньше, констатирует Пастернакович. И добавляет, что в «Вест-авто» объемы
грузоперевозок не сократились, так как компания, имея парк рефрижераторов,
поставками продуктов не занимается, но суммы за услуги снизились на 25-30
процентов. За август прибыль компании снизилась наполовину На столько же
процентов, прогнозирует Пастернакович, сократятся валютные поступления в
Беларусь от бизнеса автоперевозчиков, выполняющих рейсы по маршруту ЕС —
Россия. Вероятность снижения валютных поступлений на 20 процентов допускает и
Павел Боженов, первый заместитель гендиректора РУП «БелНИИ Транстехника». Этому
институту, к слову, Минтранс поручил мониторинг ситуации с автоперевозками. В
первые строки мониторинга, очевидно, можно вписать потери фирмы «Тищенко». Ее
владелец утверждает, что с момента введения Москвой эмбарго потерял 50
процентов контрактов.

Но так как фирма специализируется на поставке мороженых овощей и фруктов,
спрос на которые возрастает с октября, то уже через месяц она потеряет 70-80
процентов заключенных ранее контрактов. Среднемесячная выручка от работы одной
машины в месяц — порядка 8000 евро, соответственно столько же обходится ее
простой. Пока машины этой фирмы, а всего в ее парке 55 фур, простояли одну
неделю сразу после объявления санкций. И хоть окончательные итоги не подведены,
прибыль кампании в августе, уверен бизнесмен, снизилась на 50 процентов, а если
ситуация не изменится, то к концу года счет потерям пойдет на сотни тысяч
долларов.

Контрабанду предлагают активно

Аналогичный прогноз дают и в других фирмах с парком в количестве 50-70 машин,
объясняет Александр Тищенко. Компенсировать потери он пытается, разрабатывая
новые маршруты по Европе и в Азию. Бизнесмен также отмечает усилия Минтранса и
БАМАП по привлечению пострадавших перевозчиков к поставкам белорусских
продуктов в Россию, количество которых возрастает. Начали потихоньку возить
мясную продукцию в Москву, говорит Тищенко. Несмотря на большую
заинтересованность в новых контрактах, его кампания «бережет репутацию,
отказываясь от любых предложений, попахивающей контрабандой, а их немало».

Экспедиторы «Тищенко» признаются, что как только слышат про сербские яблоки,
сразу прекращают разговор. Пастернакович в свою очередь отмечает, что Сербия,
не входящая в ЕС и не попавшая под эмбарго Москвы, вдруг превратилась в страну
активно предлагающую перевозить настолько разнообразный перечень и ассортимент
продовольственных товаров, что это заставляет задуматься об их происхождении.

Похожие записи