«Великий камень» на Шелковом пути

Президент Беларуси Александр Лукашенко недавно напомнил правительству о семи
миллиардах китайского кредита, освоение которых необходимо «подстегнуть». Также
стало известно, что в Минск поступило письмо от председателя КНР Си Цзиньпина,
в котором он еще раз подчеркнул факт поддержки Беларуси со стороны КНР.

В свое время Пекин весьма положительно воспринял активное присоединение
Беларуси к китайской инициативе «Один пояс — один путь», которую еще называют
проектом экономического пояса «Нового Шелкового пути». Одной из целей этой
китайской инициативы является развитие сообщения между Китаем, Центральной
Азией, Россией и Балтией. Но на пути в ЕС находится и Беларусь с инвестиционным
голодом.

Шелковый путь приближается к Европе

Если для Китая Беларусь — не самый важный партнер на постсоветском
пространстве, то в последнее время для Беларуси Китай является стратегическим,
вернее, приоритетным партнером. Благодаря такому партнерству в Минске и
пытаются в значительной мере утолить инвестиционный голод. В качестве важного
инструмента для этого призван стать мегапроект — строительство в Беларуси
индустриального парка «Великий камень».

Считается, что парк «Великий камень» будет крупнейшим объектом такого рода в
Европе. Основатели парка пытаются привлечь к этому проекту в Беларуси и ее
партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Однако, по мнению разных
экспертов, в ЕС весьма скептически относятся к ЕАЭС, не видя в нем сегодня
действенный потенциал для экономического развития. Аналогичное отношение и у
Китая. Пока он терпеливо наблюдает за процессами внутри Евразийского
экономического союза, предпочитая, как и ЕС, строить отношения на двусторонней
основе с каждым из членов ЕАЭС, развивать региональную кооперацию без цели
создания для Шелкового пути общей зоны свободной торговли.

Еще одной особенностью китайской инициативы «Один пояс — один путь» является
отсутствие структур для ее реализации. И пока нет полной ясности, когда они
могут быть созданы.

По мере развития проекта все более очевидны не только будущие экономические
выгоды, но и геополитические расчеты Китая. Уже сегодня многие эксперты склонны
видеть все же китайскую перспективу развития стран Евразии. Ведь ожидавшейся
динамики Евразийский экономический союз так и не получил.

ЕАЭС не в состоянии конкурировать с ЕС. Поэтому Пекин методично и
последовательно претворяет в жизнь более эффективный, на его взгляд, вариант
развития стран, через который «Новый Шелковый путь» должен пройти.

Свидетельством этого стало создание Китаем, Казахстаном, Грузией,
Азербайджаном и Турцией консорциума для перевозки грузов из КНР в Европу по
Транскаспийскому международному транспортному маршруту (ТМТМ).

Белорусские «козыри»

Из Китая через территорию Грузии в направлении Турции и Европы в рамках
проекта в 2016 году будут доставлены первые несколько тысяч контейнеров. Планы
подключения к маршруту Украины для транспортировки грузов в Северную и
Восточную Европу стали реализовываться с начала 2016 года.

С учетом нынешних отношений России с Украиной и Турцией можно ожидать реакции
в виде активизации неких новых инициатив Москвы в отношении членов ЕАЭС,
участвующих в китайских проектах транспортных маршрутов в Европу и Азию. Пока
их не видно.

Определенный оптимизм в развернувшейся геополитической игре по маршруту
Шелкового пути из Казахстана через Россию и Беларусь придают такие «козыри»,
как Таможенный союз и географическое положение республики. Они способны сыграть
значимую роль в кооперации с балтийскими портами.

Но, как отмечают эксперты, сдерживающим фактором является отсутствие должного
понимания самих участников внутри ЕАЭС. Это обстоятельство лишь усиливает
стремление Беларуси диверсифицировать свое присутствие в китайском мегапроекте
за счет участия в иных логистических его маршрутах. Этим во многом и можно
объяснить то, что к Транскаспийскому маршруту, идущему в обход России,
присоединилась и Беларусь. Что может вызывать определенные подозрения Москвы в
адрес белорусского союзника.

Особое значение происходящему придает то, что Украина подписала с Литвой
меморандум об объединении проекта «Шелковый путь» с проектом «Викинг». Таким
образом, прокладывается маршрут по территории Украины, Беларуси и Литвы. Такой
формат развития кооперации трех стран дал повод наблюдателям снова вспомнить о
забытом проекте Балто-Черноморского коллектора, призванного снизить, а в
перспективе и вовсе устранить зависимость от российских путей грузопотоков и
энергоресурсов.

Уместным будет напомнить традиционное специфичное мышление китайцев: неспешно,
но поступательно продвигаться вперед. Так что, казалось бы далекие сегодня
перспективы того или иного проекта завтра могут стать реальностью.

Северное направление

Китайский бизнес активизировался не только на южном, но и на северном
направлениях экономического пояса «Шелковый путь». Так, подписанные в Пекине
соглашения должны позволить Литве стать центром распределения потоков китайских
товаров и грузов в Восточной Европе. Этому будут способствовать не только
Клайпедский морской порт, но и интермодальные терминалы, контейнерные поезда.
Таковы намерения заинтересованных сторон.

Кроме того, было подписано соглашение между АО «Литовские железные дороги» и
китайской логистической компанией China Merchants Logistics Holding о создании
в Литве совместного с Китаем предприятия, которое будет предоставлять все
услуги по экспедированию и логистике.

Совместное предприятие будет отвечать за экспедирование грузов между Литвой,
Беларусью и Китаем. И тут, как на «Шелковом пути», окажется востребованным
«Великий камень». Ведь грузами, которые прибудут через Клайпедский порт, станут
строительные материалы для китайско-белорусского индустриального парка. Латвия
также готова осуществлять перевозки грузов этого индустриального парка,
предложив Минску выход в порты Северной Европы.

При таком развитии кооперации не следует забывать, что Литва и Латвия являются
странами-членами ЕС. А другая соседка Беларуси — Украина — с 2016 года
находится в ассоциированных отношениях с Евросоюзом.

Как представляется, к этим новым обстоятельствам должны быть более
чувствительны в Москве и Минске, чем в Пекине. Последние упоминания Александра
Лукашенко об отношениях с Китаем тому свидетельство.

Евразийская интеграция в китайском измерении

Суждения о том, что в данных условиях евразийская интеграция, несмотря на
известные проблемы и противоречия, является безальтернативной для России и
Беларуси, представляются дискуссионными. Сегодня поиски форматов различных
торгово-экономических партнерств, объединений, как правило, приводят к усилению
пограничных барьеров в торговле со странами, остающимися вне тех или иных
объединений. И равноправное взаимодействие между ними просто отсутствует.

Не наблюдается чего-то отличного и в разворачивающемся экономическом поясе
«Нового Шелкового пути» с его «Великим камнем» в Беларуси. Экономический
потенциал Китая внушителен, что позволяет ему доминировать с куда большим
объемом нынешних и будущих инвестиций для задуманных масштабов, чем у
создателей ЕАЭС.

А тому, кто такую реальность предпочитает не замечать, а то и вовсе
игнорировать, иногда из Пекина и шлют письма-памятки. Ведь китайские кредиты
знамениты тем, что они связанные. Со всеми вытекающими из этого жесткими
условиями. Иного для их потребителей просто не дано.